当前位置:首页-->温文尔雅-->政策详情

《温文尔雅》中译俄(一百一)

作者:  时间:2018-02-13

Расстояние – не помеха для родственных чувств

Ханьшу="">[1]. Биография пяти сыновей У-ди


Весной второго года, (император Сяосюаньди) издал указ: “Говорят, что Сян грешный, Шунь его пожаловал. Родственные чувства родственников не преграждаются из-за расставания. Настоящим пожалую бывшего императора Чанъи Хэ титул графа «Хайхунь» с опричиной на четыре тысяч семей.” Шичжунвэйвэй (имя официальной должности) Цзинь Ань подал прошение:“Хэ, покиданное небом, Ваше величество настолько добротельное, опять его пожаловал как князь (при дин. Хань с районом кормления в размере одного уезда).Хэ буйствующий, упрямый, распущенный, отброшенный человек, он не должен участвовать в церемонии жертвоприношения в храме предков императора, в поклонении или приглашении в императорском дворце.” Прошение разрешено. Хэ едет на графство Гоюйчжан (сегодняшний г. Наньчан провинции Цзянсу).


Перевод


Весной второго года император Сяосюань издал указ: «Говорят, что Сян провинился, но Шунь все же пожаловал ему титул. Расстояние – не помеха для родственных чувств. Бывший император Чанъи Лю Хэ получил титул князя «хайхунь» со владением четырех тысяч семей». Начальник охраны ворот императорского дворца Цзинь Ань подал прошение: «Лю Хэ, человек брошенный Небом. Вы, ваше величество, еще пожаловали ему титул Ваше величество многомилостивое, пожаловало ему титул «лехоу». Раз Лю Хэ глупый, беспощадный, отброшенный, он не должен учавствовать в церемонии жертвоприношении в храме предков императора и поклонятся императору». Прошение одобрено. Лю Хэ был отправлен в удел Юйчжан.

14 марта 2011 года на пресс-конференции по случаю «двух сессий», при упоминании договора ECFA между материковым Китаем и Тайванем, премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао отметил, что в феврале текущего года представители двух сторон Тайваньского пролива провели оценку, единогласно высказались о том, что положено хорошее начало, эффект постепенно. Премьер Вэнь Цзябао сказал, что тайваньские соотечественники должны избавиться от такого опасения, маргинализации тайваньских предприятий на материковом Китае не будет, более того, зафиксированы благоприятные тенденции для их развития. Вэнь Цзябао продолжил: «В процессе реализации ECFA мы столкнемся с некоторыми вопросами, однако мы будем последовательным образом продвигать переговоры по ECFA. В ходе всего процесса переговоров Вы почувствуете искренность континентального Китая, а также заботу об интересах тайваньских коммерческих кругов и народа. Мы соотечественники. Расстояние – не помеха для родственных чувств».


="">«Расстояние – не помеха для родственных чувств» ="">- эта строчка происходит из «Ханьшу. Биография пяти сыновей У-ди». Фраза ="">«Расстояние – не помеха для родственных чувств» означает, что доброта между родственника не исчезает, несмотря на расстояние. «Кровь крепче воды». Как известно, материковый Китай был тесно связан с Тайванем, две стороны отделились только из-за исторических вопросов новой эпохи. Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао упомянул о развитии тайваньских соотечественников на материковом Китае, пообещал осуществление национального режима по отношению к тайваньским предприятиям на территории континентального Китая, процитировал строки из «Ханьшу», скрывается ли во всем этом глубокий смысл?


«Биография пяти сыновей У-ди» является важной статей в «Ханьшу», на фоне описания жизни пяти сыновей У-ди и их сынов, раскрывается картина политической жизни в средней период династии Хань. После того, как Ханьский У-ди начал провозглашать поклонение только конфуцианству, младшее поколение царствующей династии Хань с малых лет обучалось идеям конфуцианства, они уважали конфуцианские нормы поведения.


Именно на таком фоне, император Хань Сюань-ди описал отношение между собой и правителем Чанъи, а также отношение между Сяном и Шунем. Сян был младшим сводным братом Шуня. Под влиянием матери, он часто обижал старшего брата Шуня. Однако после Шунь стал любимцем императора Яо, который женил его на своих двух дочерях – Эхуан и Нюйин. Сян завидовал Шуню, настроил против него отца и мать, чтобы вместе убить его. Они подвели его к амбару для зерна, после чего Сян поджег его. К счастью, Шуню удалось сбежать оттуда. Через некоторое время Сян попросил отца заманить Шуня в глубокий колодец, он засыпал колодец камнями и землей. Сян подумал, что Шуня не стало, побежал к дому Шуня, где хотел разделить его имущество. Однако Шунь благополучно вернулся обратно. После возвращения, Шунь не изменил своего отношения к своей семье, по-прежнему почитал родителей и слушался их, дружелюбно относился к братьям. После передачи власти от Яо, Шунь пожаловал непокорному брату Сяну титул удельного князя Юби. Сян был тронут великодушием старшего брата, глубоко раскаялся и изменился к лучшему, стал новым человеком. Этот классический сюжет часто используется конфуцианцами для объяснения понятия о «любви к родным». «Любовь к родным» - это культурное признание на основе кровного родства.


Шунь был прообразом мудрого государя, высоко восхвалялся конфуцианством. Император Сяо Суан-ди ставил Шуня в качестве образца для подражания, это уже имеет яркий конфуцианский оттенок. Между императором Сяо Суан-ди и правителем Чанъи Лю Хэ также существует родственная основа. Император Сяо Сюань имел кровное родство с правителем Чанъи Лю Хэ, вместе с тем, с детства они воспитывались в духе конфуцианства. Правитель Чанъи Лю Хэ был внуком Ханьского императора У-ди. Бабушка Лю Хэ была известной красавицей династии Хань. Император Хань Чжао-ди не оставил после себя наследников, среди его близких родственников генерал Хо Гуан выбрал правителя Чанъи Лю Хэ для наследования престола. Когда правитель Лю Хэ прибыл в Башан, чиновник по протокольным делам Сяо встречал его согласно всем обрядам. Заметив, что правитель Чанъи Лю Хэ не плакал в связи с национальными похоронами, Сяо стал его уговаривать. Сначала правитель Чанъи не слушал уговоры, однако чиновник Сяо уговаривал его вплоть до въезда в ворота храма Вэйян, тогда правитель Чанъи Лю Хэ слез со своей повозки и совершил обряд оплакивания. В связи с несоблюдением обрядов и беспорядком во дворце, спустя 27 дней после восшествия на престол министры изгнали правителя Чанъи Лю Хэ, понизили его титул до «цзюньгуна» (правитель области). Под влиянием конфуцианских идей, император Сяо Сюань пытался оказать моральное воздействие на правителя Чанъи, в связи с этим, его княжеский титул был восстановлен.


Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао процитировал строки из классического конфуцианского труда «Ханшу», конфуцианским понятием о «любви к родным» внес разъяснения тайваньский вопрос. Народы материкового Китая и Тайваня обладают кровной связью, китайская цивилизация является единственной культурой в мире, которая продолжается, не останавливаясь, тысячелетия. Можно сказать, что важнейшим фактором в китайской цивилизации является конфуцианство. Тайвань и материковой Китай имеют один и тот же источник, все мы хранители китайской цивилизации, все мы потомки императоров Янь-ди и Хуан-ди. Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао объяснил тайваньский вопрос при помощи конфуцианских идей, конфуцианзмом, это точное определение родственных связей между двумя берегами Тайваньского пролива с культурной точки зрения.


11 января 2011 года статуя Конфуция высотой 9,5 метров была установлена в политическом центре Китая - на востоке площади Тяньаньмэнь. Значимость статуи понятна без слов.


Не только материковый Китай, но и Тайвань также осознал важность общей культурной традиции двух берегов Тайваньского пролива. 5 апреля 2009 года почетный председатель Гоминьдана Лянь Чжань присутствовал в храме уезда Хуанлин провинции Шэньси на церемонии в праздник Цинмин. Общественные мероприятия по жертвоприношению императору Хуан-ди начались еще в период Чуньцю (8 век до н.э.), император Хань Уди здесь создал эстраду совершать жертвоприношение Хуанди, после него большинство династий приносило поклонение.В 1912-ом году, после принесения присяги и приступления к обязанностям временного президента, Сун Ятсен назначал делегацию с его собственно написанной «Некрологии горбницы Хуанди» поехать на Чаошань приносить жертву предкам.5-го апреля 1937г., представители всей группировок двух партий гоминдана и компартии появились перед горбницей Хуанди, прочитывали в отдельности некрологии, создали единый антияпонский национальный фронт.Просматривая историю жертвенных обрядов горбницы Хуанди, не трудно заметить множественный культурный смысл и символику присутствия Лянь Чжаня.


Так поступал не только Лянь Чжань, после разрушения прежнего обычая присутствия “министра внутренних дел” на торжественной церемонии принесения поклонения Кунцзы от имени руководителя в 2008-ом году, теперешний руководитель тайваньского района Ма Инцзю последовательно три года участвовал в торжественной церемонии принесения поклонения Кунцзы в тайваньском районе.Представитель тайваньского органа власти “резиденции президента” Вань Юйци сказал, “воздавать поклонение Кунцзы, больше не ограничивается церемонией”.


По этому видно, что и материк, и Тайвань осознали влияние традиционной культуры на нас, осознали, что китайская культура является нашей общей кровяной связью.Именно на основе такой позиции, премьер Вэнь Цзябао высказывал, что развитие тайваньских предприятий на Материке не только не будет маргинализован, но и продолжает услаждаться народными правами.“Родственные чувства родственников не преграждаются из-за расставания” желало воплощать именно такую идею связи узами духовного родства и братства и одинаковой культуры.



="">[1] Книга об истории Хань

视频推荐

右下广告

广告